Месяц — Май! (Партнер: Салон красоты в Позняках — luxury-style.kiev.ua)

В этом месяце первый раз после зимы гонят скотину в поле, которая в хлевах не могла дождаться свежей травы: «Май - скот в поле толкай». И хотя до лета было рукой подать, народный расчет предупреждал: «Май землю греет, а севером веет».

Май начало весны, природа просыпается и дарит миру новые краски, все цветет и в воздухе витают цветущие ароматы. Вот она красота природы... В это время и девушки начинают приводить себя в порядок, выходят в легкой одежде на улицу. Позняки салон красоты позволит вам выглядеть эффектно на фоне цветущего города. Салон красоты в Позняках позволит вам исправить все недостатки вашего тела, и позволят вам приоткрыть свою натуральную, естественную красоту. Рекомендуем!

128921Работа с каждым днем прибывала, но хозяин не спешил довериться такому неопределенному еще теплу: «Май - валам дай, а сам на печь Беги». По состоянию мая прикидывали, чем обернется для крестьянина полевой год: «Май холодный - год голодный». Снег и мороз в последнем весеннем месяце предсказывали засушливое лето, не оставляли хороших надежд и пчеловодам. I наоборот, майские раскаты якобы сообщали труженики о хорошие плоды на его земле: «Дождь в мае - хлеба будет и на лентяя».

Если ночь под первый день моя звездная и веет теплый полуденный ветер - лето будет с бурями, но теплое и урожайное.

6 мая - Георгий (Юрия, Юрай, Ягоръя). В числе других весенних дней это, более чем какое, претендует на настоящий начало весны. Именно с Юрия, как считали почти повсеместно, начинает куваць кукушка; на Юрия крестьяне выходили с песнями и жертвенными блюдами осматривать свои зарунелыя поля («Когда придет Юрай, НЕ вглядиш во ржи куры»); с Юрием связывался, как правило, и первый выпас скота (запасов для нее должно было хватить как минимум до этого дня - «На Юрия чтобы сено было и в дурака»). Тщательный хозяин не пропускал без внимания состояние погоды и делал для себя определенные выводы: «Если на Ягоръя мороз - будет хороший овес». Снег на Юрия подавал надежду, что летом побелеют поля от удачной урожайной гречихи, и наоборот - «Как на Юрия погода, то на гречку ня-урода». Густой Юрьевский дождь убедить-вов крестьянина, что вырастет густое большое ржи. Живительная Юрьевская роса также обещала прибыль: «Если будет роса - хватит коням овса». Главной ответственностью, которой народ наделил святого Юрия, было опекунство домашнего скота и хозяйства. Одновременно Юрия называли и властелином волков. В народе представляли, что он едет на белом коне и замыкает пасти диким зверям, после чего те меньше нападают на скот. Стадо старались выгнать заранее, на чудодейственную росу - она должна обеспечить изобилие молока. Предпочитаю считали, если запасванне совпадает с полнолунием, «чтобы всего было полно». Перед тем как выгнать, хозяин трижды обходил свою скотину с зажженной громничной свечой и обрызгивал ее освященные водой. Окуривали скот горящими купальскими снадобьями, которые хранились в каждом доме. Выгоняли скотину из хлева, постегивая-ный освященными на Вербное воскресенье ветками ивы, затем ее втыркали в сарае от злых духов. На пороге сарая перед животным клали различные символические предметы: куриное яйцо - якобы затем, чтобы заткнуть им волку пасть и чтобы коровы были круглые и полные, а если яйцо оставалось целое после прохода скота, надеялись, что и животное в этом году будет целая; замкнутый замок под ногами скота должен был выступать как защитное средство от волков («Пусть так замкнется его пасть на все лето»); болты от ткут («Как гадюка болта не понять, так от коровки молока не отнимет»); топор, чтобы защитить ею скотину от «нечистой силы» и чародеев; пояс или горсть вытянутой с крыши соломы означали, что скотина не будем отходить от дома; безмен должен со-действовать так, чтобы животное увеличивалась в весе. Запасванне на Юрия становилась и праздником пастухов - для них хозяева готовили хорошие закуски, а те уже на пастбища устраивали угощение. В первый день пастухи не должны были делать никаких займов, не брали они в поле огня, ножа (точить его, первый раз на весну преследуя стадо, значило бы затачивать волку зубы). Не забывал крестьянин на Юрия и о своей ниву. Он выходил на нее с испеченным накануне, завернутым в скатерть караваем - воплощением прошлогоднего урожая, обходил с ним поля, клал его в хлеб, и когда тот прятался во ржи, говорили, что в текущем году оно вырастет удачное. Выносили в поле кости, что оставались от пасхального стола, и закапывали по концам поля. Освященная вербочка вторквалася в землю с верой, что этим самым удастся защитить ниву от града. На поле угощались, пели юравския песни.